13:47 

Про возврат к "раньшим золотым временам"

kaiman
И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
Давеча беседовал со священником на тему современных нравов. Как известно, у нас сейчас довольно много священства необразованного: они рукоположены по той причине, что знают службы и умеют читать по соответствующим книгам. Естественно, они слабо знакомы с историй России. Если что-то и знают, то отрывочные сведения, и то касающиеся церковной истории. Начитанны в нашей классике они так же, как большинство россиян: ну, что из школы вынесли, то и хватит. Поэтому об истории XIX века знают только по сведениям из СМИ: вот при царях всем хорошо жилось, и народ был православный, и нравы чистые. Пришли большевики и всё нарушили.

Если кто считает, что раньше и правда были «золотые времена», прочтите статью о разводах и домашнем насилии в России в XIX веке.
Вопрос о семье и браке с середины XIX века стал не только темой русских романов, но и предметом ученых дискуссий. Две противоположные позиции по этому вопросу представлены в диалоге юриста и священника, который был опубликован еще в 1888 году в «Руководстве для сельских пастырей»:

Юрист: «До какой бы степени ни обострились взаимоотношения супругов, каким бы адом не являлась для них их безотрадная жизнь, — они налагают на себя руки из-за этой жизни, — но наше брачное право твердит им одно: «А вы все-таки не смейте искать развода! Топитесь, вешайтесь, стреляйтесь, но не помышляйте о получении другой руки, которая могла бы восстановить ваше разбитое сердце»1.

Священник обращал внимание на высокое понятие брака, он считал невозможной ситуацию, при которой «наши церковные законы допустили развод кроме вины любодеяния» 2.

Юрист: «Я не знаю ваших богословских тонкостей; с своей стороны я могу лишь констатировать факт, что там, где развод допускается легко, и семейные нравы чище, и бесчеловечных тиранств не так уж много».

Священнику и юристу не удалось найти общий язык. Главной бедой священник называл то, что в обществе забыли о важности и святости браков3.

С середины XIX века не смолкали голоса, требовавшие изменить российское законодательство о браке и разводе. Как это ни парадоксально, с требованием допустить развод выступили не развратники, а мировые судьи (как известно, эту выборную должность занимали люди, пользовавшиеся несомненным авторитетом в обществе) с целью предотвратить «бытовые преступления».

Прислушаемся к мнению мирового судьи Я. Лудмера, чья статья в «Юридическом вестнике» получила широкий отклик и ни одного опровержения.

«Ни одно судебное учреждение не может в пределах нашего законодательства оградить женщину от дурного и жестокого обращения с нею […]
И только тогда, когда «терпеть нет уже моченьки», когда уже на ней, как говорится, нет ни одного живого места, она, избитая и изможденная, нередко с вырванной мужем косой в руках, плетется к мировому судье в надежде, что он защитит ее если не формально, то хоть своим авторитетом
» 4.

У Лудмеру обращались женщины, чьи мужья зверски их избивали, но единственное, что мог сделать мировой судья, приговорить супруга к нескольким дням ареста. Но после такого ареста муж, как правило, еще сильнее избивал свою жену. Лудмер приводит случай с женщиной, которую муж-сифилитик избивал со словами:

«Иссушу тебя, буду сушить, пока в землю не вколочу, из моей власти не выбьешься … Я объяснил ей всю безысходность ее положения, в смысле абсолютной невозможности развода».

Судья все же сделал попытку спасти женщину, взяв с мужа подписку оставить жену в покое вплоть до излечения, однако вышестоящая судебная инстанция признала такую подписку незаконной. «Другими словами, дан был полный простор насильственному и притом сознательному заражению одного лица другим во имя «святости брака»5.

Именно страшный быт русской деревни заставил Лудмера поставить вопрос о разводе:

«Приведенных фактов, не подкрашенных и взятых прямо из жизни, вполне достаточно, чтобы доказать, что «бабьи стоны» имеют право претендовать на самое серьезное внимание к ним законодательства. Необходимо прибегнуть к паллиатива — к допущению в подобных случаях развода, необходимость этой меры стала уже достоянием общественного, даже более общенародного сознания, и санкционирования ее русская женщина имеет право ожидать от законодателя»6.

На статью Лудмера откликнулся Д. Бобров, имевший 15 летний опыт работы судебным следователем. Он писал об отсутствии у женщин, да и у судей, к которым они обращаются за помощью, законных возможностей для борьбы с жестокостью мужей.

URL
Комментарии
2012-12-23 в 18:16 

Ирма Банева
Серый лебедь
kaiman, поражаюсь каждый раз, честно.
об истории XIX века знают только по сведениям из СМИ: вот при царях всем хорошо жилось, и народ был православный, и нравы чистые. Пришли большевики и всё нарушили.
Ага, и часовню тоже они. И все бордели позакрывали, во звери-то! Нельзя же настолько ничего не знать?

   

Дневник anton-kaiman

главная