Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мои оригиналы (список заголовков)
19:55 

Кому не лень, гляньте, а?

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
Я тут просмотрел незаконченные рассказики. Часть сразу забраковал, часть оставил.
Главный вопрос: это выкинуть или закончить всё же?

№ 1
1
Жил-был на свете принц Кевлин. А что полагается делать принцам? Правильно, влюбляться в принцесс и совершать ради них подвиги. Кевлин не стал исключением: он искал дракона, чтобы сразиться с ним и вызволить суженую из когтистых лап чудовища. Ехал он долго, разные города и страны повидал, пока не указали ему, где дракон живёт. Наконец поиск его пришёл к концу: горная дорога привела к логову зверя. Последние мили Кевлин шагал пешком, ведя коня в поводу: очень уж извивистым был путь.
Вход в пещеру выглядел чёрной дырой. Оттуда тянуло теплом и пахло, как ни странно, жареным мясом и хлебом. Кевлин привязал коня — не помощник он тут — и, крадучись, вошёл. Сразу же его окутало облако едкого дыма, что-то сильно долбануло в грудь, и принц потерял сознание. Когда очнулся, понял, что сидит, опираясь спиной о стену. Оружия под руками не было. Вот тогда-то принц увидел чудовище. Он думал, драконы похожи на ящериц. Но морды этого зверя больше напоминали собачьи. Молва не соврала: дракон и вправду был покрыт бронёй. Золотистая с переливом в зелень чешуя покрывала всё тело зверя, на груди и головах — красновато-золотая грива вроде львиной, а хвост оканчивался такого же цвета кистью. Но это была не шерсть, а скорее уж перья, как и на сложенных крыльях. Зверь был ярким, и Кевлин подумал, что такой шкурой и перьями здорово было бы отделать самые лучшие покои в замке. Молва говорила, что в пасть дракону может въехать всадник на лошади. Но и тут было преувеличение: головы дракона лишь раза в два были больше лосиных.
Левая голова дремала, лёжа на гладком камне. Средняя расположилась на полу и смотрела на принца синими, как вечернее небо, глазами. Правая, зеленоглазая, протянула шею к лицу Кевлина и сказала:
— И чего ты сюда явился?
— Я хотел спасти принцессу, — растерянно пробормотал принц. Он не ожидал, что дракон станет с ним разговаривать. Всякому известно, что драконы могут съесть кого угодно, но чтобы они вступали в разговоры с жертвами?
— Слыхали? — сардонически спросила правая голова и повернулась к двум другим. — Принцессу! Этот хоть поинтереснее, чем прочие, — голова снова стала смотреть на принца. — Другие всё за сокровищем являлись.
— Дай мне меч, и мы сразимся с тобой! — бесстрашно крикнул принц.
— Обойдёшься. Не хотим мы с тобой сражаться.читать дальше

@темы: мои оригиналы

22:29 

Надо для ориджа

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
Уважаемые леди!
Назовите, пожалуйста, актёров, которых считаете красивыми/привлекательными/притягательными.

Забыл!
И какой запах самый головокружительный. Парфюм там, сигареты и т.д.

@темы: мои оригиналы

20:50 

Про «историков»

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
История от «историков», как она есть

Я сам по профессии – историк. И мне крайне неприятно, что к истории под воздействием СМИ сформировалось отношение не как к науке, а как к заказным байкам. В результате обывателю, в отличие от специалиста, всё ясно: ведь кое-что он читал в газете, слышал по радио или видел по телевизору. В результате у россиян знания по истории Родины – это причудливая смесь:
«Пётр I – окно в Европу – флот», «революция – масоны», «большевики – зверское убийство Романовых – кровавый строй», «царь-мученик», «Ленин – немецкие деньги – запломбированный вагон – революция», «большевики – красный террор – быдло у власти», «Хрущёв – кукуруза», «СССР – мерзко», «Брежнев – брови – застой». Возможно, кто-то добавит: «Иван Грозный – убил сына».
И если посмотреть документальные фильмы на исторические темы и художественные «исторические» фильмы последних лет, можно увидеть, что сюжеты посвящены именно указанным темам, причем за явным приоритетом тем № 3 – 6. А поскольку сценарии к художественным фильмам пишут люди, которые – при всём их апломбе и самоуверенности – в науке истории мало что смыслят и смотрят на неё через призму конъюнктуры, то сюжеты всегда повторяются. То же можно сказать о документальных фильмах, которыми особенно прославился 1 телеканал. Казалось бы, в такой ситуации на помощь человеку думающему должны прийти книги. И они, конечно, пришли.читать дальше«»

@темы: мои оригиналы

20:12 

Тем, кто пишет фэнтези

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
После истории с плагиатом на всякий случай публикую ещё и здесь. Мало ли...
Если кто-то увидит этот текст, а имя будет указано другое, прошу сообщить.

Антон Владимирович Кайманский

I. Фабула.
Я бы разделил всю слабую фэнтезийную литературу на две большие группы: стандартно-западная и «славянская». Обе они, в свою очередь, делятся на подвиды: «квест» (героический поход, имеющий некую духовную цель) и «милитаризм» (вот эти вот тех завоевывают на протяжении нескольких томов). И те, и другие могут быть выдержаны в юмористическом ключе. Сразу оговорюсь, что про юмористические произведения данного жанра говорить ничего не буду.
Отмечу, что произведения в жанре «перемещение из реальности в реальность», когда герой попадает из повседневной жизни в мир фантастический, довольно редки. Я имею в виду «Хроники Нарнии» К.С. Льюиса, «Бесконечную книгу» М. Энде, «Дозоры» Лукьяненко, «Гарри Поттера» Д.К. Роулинг. В них герой живёт-живёт обычной жизнью, потом вдруг – раз! – и он попал в иную реальность, полную чудес. Это – неразработанная жила драгоценного металла, но она почему-то привлекает авторов гораздо меньше, чем «квесты» и «милитаризм». Причину я вижу в явном преобладании произведений вышеперечисленного толка: авторы читают (смотрят кино) и начинают изобретать нечто аналогичное. Или же, «заболев» каким-либо произведением, пишут фанфики, попадаясь в ловушку чужой идеи… Впрочем, о фанфиках разговор особый. Что, как не фанфик по сути, есть «Этюд в изумрудных тонах» Нила Геймана, «Однажды холодной октябрьской ночью» Р. Желязны и «Узница башни» Б. Акунина?.. Но вернусь к теме.
Конечно, мне могут сказать: с какой такой стати ты вдруг вообще кому-то что-то можешь рекомендовать? Особенно если учесть, что пишешь ты в целом посредственно?
В-главных и конечных, я читатель и поклонник жанра. Я жажду новых замечательных произведений, а натыкаюсь за немногим исключением на ерунду.

1. Квесты.
1.1. Большая часть стандартно-западных «пописок» (аналог «поделок», только для писательства) подвида «квест» имеет следующий обязательный набор:
– Эльфы (от людей отличаются формой ушей и размерами тела (худые и невысокие), причём если размеры у разных авторов варьируются, то уши всегда одинаковые. Нередко враги людям (или плохо к ним относятся), хотя могут быть и дружественны.
– Гоблины, орки (с лёгкой руки Толкина), тролли – непременно страшные и некрасивые, враждебны людям и эльфам. Некоторые авторы пишут с точки зрения троллей, пытаясь «развенчать миф о злобности».
– Волшебники (как правило, красавчики и красавицы). Обладают стандартной магической атрибутикой – волшебные жезлы, талисманы и т.д. Часто швыряются сгустками и струями огня, летают без всяких приспособлений, устраивают магические поединки, сооружают магические порталы и много чего ещё. Поскольку авторы гонятся за зрелищностью, в большинстве случаев огонь прямо уж обязателен! Струями воды или воздуха колдуны бросаются крайне редко, как и камнями.
– Герои (как правило, красавчики и красавицы), могут быть одновременно волшебниками. Если герой – мужчина, то он, как правило, стандартно мускулист. Герои-толстяки или же герои с дефектами внешности не встречаются. Если героиня, то уж конечно с высокой грудью, осиной талией, прекрасными глазами и сочным ртом – идеал глянцевого журнала, словом. Независимо от пола, идут туда, не знаю куда, чтобы принести то, не знаю что. Тем самым они спасают весь (не страну, не деревню!) мир. По пути сражаются с врагами и дружат с друзьями. При себе чаще всего имеют волшебное оружие, как-то: меч (чаще всего), доспехи (иногда их нет, а герой мотается туда-сюда с голой грудью, но в штанах), подвеска (то, что висит на шее и очень полезно). Что касается мечей, то это – излюбленное рубяще-колющее оружие большинства авторов. Причём у некоторых писателей меч хотя и упоминается, но ни в каких действиях не участвуя, всегда висит у героя на боку (в меньшинстве случаев) или за спиной (почти всегда). Лук и копьё возникают гораздо реже. У героев могут быть разнообразные ездовые животные, от лошади до волка.
– Гномы, сплошь толкиновского изобретения как во внешности, так и в образе жизни.читать дальше

@темы: мои оригиналы

14:19 

Безумие

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
1
Я презирал своих родителей. Трудно сказать, когда это чувство зародилось, но признался я себе в нём в тринадцать лет. Это открытие меня не обрадовало. Я завидовал своим друзьям, для которых родители по-прежнему оставались уважаемыми и любимыми. Мне жаль было, что я не мог сказать: «я хочу быть, как отец», «я горжусь своей матерью». Мои ровесники казались мне маленькими детьми, не нюхавшими жизни.
Помнится, я как-то раз (мне было лет семь) подслушал разговор родителей, в котором речь шла о разводе. Они собирались разойтись! На следующий день из школы я, как нередко делал, пришёл к бабушке и за обедом спросил:
— Как это: родители разводятся?
— Кто тебе это сказал? — вопросила меня бабушка строго.
— Девочка в школе.
— Какая девочка?
— Маша. У неё родители разводятся. У них папа сказал, что они разойдутся. Это как?
— А ты меня не обманываешь?
— Нет, бабушка, ты что?
— Значит, у Маши не будет папы, — ответила бабушка, поджав губы.
— А почему папы не будет?
— Потому что папа их бросит.
— А с Машей как же?
— А Маша останется с мамой.
— Без папы?
— Без.
— Но папа же никуда не денется?
— Нет. Папа как будто умрёт.
— Как — умрёт?
— Он как будто умрёт: ведь Маша его больше не увидит.читать дальше

@темы: мои оригиналы

17:52 

Фантастический рассказ "Терминология". Он о политкорректном мире.

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
1

— Ответчик Джон Чен Снайпс, вы обвиняетесь в вербальном расизме, что выразилось в вашем обращении к присутствующему здесь истцу Майклу Р. Гарсия. Признаёте ли вы свою вину?
— Нет! Я ничего дурного ему не сказал!
— Судебный пристав, продемонстрируйте запись.
— Да, сэр.
—Все присутствующие могут видеть и слышать, как вы, ответчик, сказали своей дочери: «Аманда, передай афроамериканцу кофе». Вы назвали Майкла Р. Гарсия «афроамериканцем», что является оскорбительным и уничижительным термином. Признаёте ли Вы, что эти слова были вами сказаны, и можете ли объяснить суду, по какой причине вы их использовали?
— Да, я так сказал. А как мне было обращаться, если оба парня, которых вы видели на записи — Майклы?
— Вы могли бы сказать: «негр» или «нигер» Майкл», что является приемлемой речевой нормой и выражает уважение к человеку.
—Я — космонавт, меня не было дома несколько лет. Когда я улетал, нельзя было называть чернокожих неграми, чёрными и чернокожими. А «афроамериканец» было нормальным обращением.
— Два года назад, а именно 23-го числа девятого месяца 27-го года была принята поправка № 213-039 о вербальных и невербальных проявлениях неуважения. По этому закону к неграм-гражданам США запрещены следующие уничижительные выражения: «чёрный», «чернокожий», «африканец», «афроамериканец». Нормальными безоценочными и уважительными признаны термины «нигер» — латинское слово «чёрный», и производное от него «негр», поскольку они нейтрально обозначают цвет кожи человека. Нет ничего оскорбительного в том, чтобы назвать чёрного человека — чёрным, а белого — белым, равно как и назвать человека с синими глазами синеглазым, а человека с кудрями — кудрявым. Незнание законов не освобождает от ответственности. Вы приговариваетесь к штрафу в 500 GUSD, из которых 170 является возмещением судебных издержек, и публичному извинению перед господином Майклом С. Гарсия. Майкл, вы удовлетворены?
— Ваша честь, я не хотел этого процесса! Мне достаточно устных извинений господина Джона Чена Снайпса! И жалоб на отца моей подруги я не подавал, так как не счёл себя обиженным.
— Суд учёл ваше бескорыстие и доброжелательность, господин Гарсия. Однако оставлять преступление безнаказанным — значит поддерживать его. Дело «адвокат-уполномоченный по защите прав человека Р.Грант против Джона Ч. Снайпса» закрыто. Истец, в течение двух дней вы должны предъявить секретариату суда чек на сумму штрафа, выданный вам ответчиком. Суд должен убедиться, что решение выполнено.

2

— Джон, возьмите ваш чек. Я предъявил его суду, так что к вам теперь не привяжутся.
— Спасибо, Майкл, я рад, что ты — честный парень. Понимаешь, я от многого отстал, пока был в космосе. Да и раньше мы жили на космобазе, где все эти…новшества почти не проявлялись.
— Просите, сэр, что я невольно стал причиной неприятностей! Никакого суда я не хотел, это всё из-за адвоката. Он предъявил мне запись и подал иск от моего имени, хотя я его и убеждал отказаться от этой затеи. Я ему объяснял, что не чувствую себя оскорблённым. Но он ни в какую: я, говорит, обязан подать иск, раз мне из этого дома автомат прислал запись. Я, говорит, не могу этого дела так оставить.
— Да брось, Майки, забудем. Хотя честно сказать, неприятно мне. Приезжаешь домой, и недели не побыл — и вот, пожалуйста!
— Надо бы вам быть более осторожным в высказываниях, сэр. Вас не было пять лет, законы об оскорблении словом поменялись. Я вот вам принёс кое-какие материалы — прочтёте, узнаете, чего ни в коем случае нельзя говорить, какие жесты и одежда считаются неприемлемыми. Ваш дом оснащён системой предупреждения преступлений, так что тут много камер. Они автоматически начинают записывать то, что потенциально можно рассматривать как начало преступления. Поэтому-то я и говорю с вами в туалете: тут камер нет. Схема расположения камер — наполовину секретная, так что вы точно не знаете, где они есть, а где нет.
— Камеры есть и в спальне?
— Да. Но они пишут не всё подряд, а лишь «потенциалку». Допустим, ваша жена скажет: Джон, мне больно» — и камера с первых букв слова «больно» начинает писать. Если дальше следует: «больно из-за этих мозолей», камера переходит в ждущий режим. А если будут слова «больно мне делаешь ты», то она продолжает запись. Ещё они реагируют на крик. Я знаю, до вашего отлёта эта система не была распространена. Но адвокатские фирмы-производители её очень сильно раскрутили.
— Ну что ж, надеюсь, впредь буду осторожнее. Завтра вы в одинна…
— Ни в коем случае не употребляйте это слово! Оно штрафуется!
— А как же тогда говорить? Что, вообще нет такой цифры? — Дж.Ч. Снайпс поразился.
— Есть. Теперь нужно пользоваться латинским словом «ундецим» для количественных, а «ундецимус» — для порядковых числительных.
— Чушь! А какое этому объяснение?
— Трагедия башен-близнецов в самом начале XXI века, — прошептал Майкл в ухо космонавту. — И «сентябрь» нельзя говорить, только «девятый месяц» или просто «девятый».
— Что ж, учту. Спасибо, Майкл.

читать дальше

@темы: мои оригиналы

17:41 

Эссе "Капитализм и свобода".

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
Примечание: эссе написано в 2007, так что цены указаны тогдашние.

Что даёт человеку западное общество?
Этот вопрос актуален не только для России, но и для стран с иным типом культуры. Что стоит за понятием «свобода» в западных странах, какую такую демократию они стремятся принести?
Предлагаю свои размышления на этот счёт.
Посмотрим и почитаем рекламу:
«Будь свободным. Будь с «collin’s»;
«Будь свободным – выбирай «Пепси»;
«Что было бы, если б весь мир был одинаковым? Будь самим собой – покупай «камелот».
Итак, судя по рекламе «свобода» – это прежде всего возможность покупать. Причем именно то, что рекламируют. А рекламируют товары схожего вида и типа – тут мода вступает в игру. Соответственно, и приобретать можно только те товары, которые в моде.
Понятно, покупательные потребности человека тесно связаны с его культурным уровнем. Чем этот уровень выше, тем сильнее кренится желание в сторону покупки не ширпотреба, а чего-то стоящего над ним. Производители и продавцы это прекрасно понимают. Чем ниже культурный уровень, тем легче «впарить» потребителю любой товар. Поэтому необходимо следующее: 1) создать потребителя; 2) удержать его на одном и том же уровне и по возможности изолировать то, что может повысить уровень культуры; 3) насытить покупателя-интеллектуала (чтобы не мешался под ногами), слегка подталкивая его в нужную сторону.
Сначала я рассмотрю эти задачи, а затем сделаю вывод: зачем всё это делается.
читать дальше

@темы: мои оригиналы

17:32 

рассказ "Дети"

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое.
Примечание: очень жёсткий рассказ об учениках ПТУ. Используется ненормативная лексика.


1

В школе у Игоря Титова всегда неладно было, а его мама считала, что в этом виноваты учителя. Они были плохие: не умели заинтересовать мальчика своими предметами. А ещё они всегда хвалили других ребят, потому что родители тех были богаче. А Титова одна, без мужа, воспитывала сына и дочку. И денег у Титовых всегда было мало, от зарплаты до зарплаты тянула мать детей. Вот учителя и цеплялись сначала к Ленке, потом к Игорю — бедных-то каждый обидит!
На уроках в школе Игорь скучал и старался себя занять сам. Если учителя были «злые» и могли обругать, а он знал, что за свои проделки может поплатиться, то спокойно рисовал на уроках чертей, а когда стал постарше — роботов и сисястых баб. Школа тяготила Игоря, потому что он и в шестом классе читал по слогам, а с каждым годом прибавлялись дисциплины, которых без чтения не освоить. С иностранным языком дело ещё хуже обстояло: ему и русские-то слова с трудом давались, что уж говорить о диковинных иноземных.
Он еле дотянул (вернее, школа его с трудом дотащила) до выпускного девятого класса и пошёл учиться в ПТУ. «Учаг» в городе было несколько, но без экзаменов принимали только в одну; Игорь выбрал специальность сварщика. Учиться предстояло три года. В группе Титову сразу же прилепили прозвище «Гнутый», и он нисколько не обижался: «кликухами» наделили всех, по именам друг к другу обращались редко. Неприятным открытием для Гнутого и однокурсников стало то, что они должны были изучать школьную программу, от которой, как им казалось, навсегда избавились. Отношение к тем предметам, которые именуются общеобразовательными, было такое: «Мы и в школе их не учили, на фуй они нам!»
Училище богатством не отличалось, что бросалось в глаза уже с вестибюля. Бетонный с каменной крошкой пол поцарапан, стены первого этажа окрашены в тусклый синий цвет, на потолке следы протечек. На втором и третьем этажах из пола местами вылетел ободранный паркет. Вдалеке от директорского кабинета выбитые паркетины, подкинутые меткой ногой, летали, куда придётся. Стены здесь до половины — зелёно-серые, а выше — побелены. Кое-где на границе побелки и краски ясно виднеется толстая карандашная линия, которая направляла кисть маляра. Деревянные двери кабинетов никогда не меняли, а только красили, так что на створках и косяках — закрашенные выщерблены. В самих классах полы покрыты разошедшимся от времени линолеумом. Парты и стулья двадцатилетней давности, их ежегодно красили. Они были расшатаны, а большая часть чинена несколько раз. На потолке во многих классах — ржавые с наростами следы от пролившейся сверху воды. Денег на покупку нового инвентаря у училища не было, так как Область и Федерация никак не могли решить, кому из них училище принадлежит. Правда, несколько кабинетов всё же отремонтировали, и они неплохо смотрелись: там поклеили обои и занавески в треть окна повесили. Но некоторые группы студентов, особенно парней, туда не пускали. В числе них была и группа номер С-2 (слесари, второй курс), где учился Игорь. Они любой кабинет могли изгадить.
Чистотой училище не блистало. Сменную обувь никто из учеников никогда не носил. Классы большая часть групп убирать отказывалась: это считалось западлό. Поэтому почти все кабинеты мыли учителя, которые там вели уроки. Студентов трудно было заставить даже мусор вынести, хотя почти все будущие сварщики, слесари и продавщицы аккуратности не соблюдали. Когда жрали семечки, шелуху сплёвывали на пол. Так как все курили, то избыток слюны схаркивали туда же. Сморкались громко, и сопли могли либо вытирать о спинку соседнего стула, либо о сиденье пустого — для смеху, чтоб кто-нибудь сел. При помощи сильного выдоха и на полу эти свидетельства недомогания могли оказаться. Громко рыгали и пердели, что тоже веселило окружающих, не считая учителей, конечно. Но так себя вели только у тех «преподов», которые не представляли опасности. На уроках директора училища Сомова, его зама Задорова и завуча Каргиной ребята себе этого не позволяли.
Была в училище и своя мужская мода. Большинство парней в любое время года ходило в спортивных костюмах и кроссовках. Осенью, весной и зимой носили полу-спортивные или кожаные куртки схожего типа. Почти все ребята были так коротко пострижены, что могли показаться лысыми. Джинсы и рубашки особенной популярностью не пользовались. Впрочем, встречались пижоны в чёрных джинсах, серо-чёрных рубашках и остроносых ботинках — эти копировали «братанов». В холод надевали на особый манер шапки-«пидорки». Одни скатывали отвороты так, что от головного убора оставался бугорок, и так носили. Вторые натягивали шапку ниже бровей. Этим приходилось вскидывать голову, чтобы лучше видеть. Третьи «распрямляли» все отвороты — это так и называлось: «распрямить шапку» — и надевали на макушку наподобие колпака. Из-за такой «моды» все учащиеся казались абсолютно одинаковыми. Это впечатление усугублялось их средним ростом, высоких было мало. В жару оставались те же синие или чёрные спортивные штаны, кроссовки или тапки-«сланцы», футболки, но при том нередко белые носки. Футболки предпочитали чаще всего «сеточкой», их снимали и таскали в руке или на плече. В почёте у ребят были и толстые цепочки с крупными крестиками. Кто не носил крестик, являл всем только цепь. Девчачья мода была обыкновенной, почерпнутой от подружек или из журналов.читать дальше

*детьми в РФ считаются люди до 18 лет

@темы: мои оригиналы

Дневник anton-kaiman

главная